.

Записки путешественника.



Манят чужих краёв цветные маячки,
Парижских барышень картавый нежный говор,
Сыр с синей плесенью, как бархата пучки,
Среди гурманов прозванный Рокфором.

Лазурный Берег озаряет бирюзой
Глаза мечтателя, романтика, поэта -
Бежит волна, сверкая в бликах света,
И бриз морской уносит томный зной.

Жемчужин Средиземноморья хищный ряд, -
Одна другую не затмит, однако, -
Антибы, Канны, Ницца и Монако,
И Сэн-Тропэ в закатном пламени горят.

Чаруют точностью швейцарские часы:
Движенье стрелок в безупречном механизме
Всегда по замкнутому кругу жизни
Отсчитывает бренные часы.

Манжет на запонке мерцает белизной -
Упругой твёрдостью отглаженной текстуры,
На блеск алмазов мотыльков слетелся рой,
И вьются косяком девчонки-дуры.

Глоток горячего пахучего Экспрессо,
Отборный черный шоколад Нестле,
Развязный бред унылого балбеса
Соплёй размазывает мысли на стекле.

Дороги протянулись словно вены,
По телу мира разгоняя кровь:
Имперский шарм вальсирующей Вены,
Пивная пена — Мюнхена любовь.

Туманный Страсбург, Кёльн в одеколоне
Милее сердцу, чем Милан ночной.
Кривые зданья Гауди в Барселоне,
Нависла башня Пизы над душой.

Не интересны дамы Амстердама
И гамбургеров Гамбурга гамбит.
Бульон Болоньи, козы Казахстана
И пармезан из Пармы не манит.

Пройдя пол-мира, чётко осознал
Бессмысленность географических исканий
Найти страну — утеху всех желаний,
Что успокоит бурной страсти шквал.

Зовёт душа к снегам Монблана чистым,
Где Альпы подпирают небосвод,
Чтоб взмыли над обыденностью мысли,
Внизу оставив суетливый хоровод.